Что мы имеем? И что мы умеем? Сын говорит "мама" и "ки" (значит "киса";), перелистывает страницы книг, пьет из бутылки минералку как взрослый. По-прежнему разбирает пирамидку, но очень оригинальным способом - он ее переворачивает, достает стержень и ползет с ним по своим делам. Да, ходит он пока только за руки со мной, но зато очень быстро. Заливисто хохочет, когда убегает от меня, балуется и кусает за нос.

Сегодня идем на прием ко врачу, где измерят малышковый рост и вес.

А в прошлую субботу мы упали, и говоря "мы" я имею в виду, что упала я, а он был у меня на руках и приложился об асфальт. Я-то, наивная, считала крыльцо бизнес-центра ровной площадкой, шла смело, да и не шибко мне видно из-за малыша, что делается под ногами. Угодила я ногой в рытвину, улетела на четвереньки, разодрав через джинсы колени, ушибив колено и вывернув лодыжку до состояния "кина не будет". Но самое жуткое, что уже у самой земли я выпустила из рук ребенка. Два ближайших травмпункта нас не приняли, сославшись, что не работают с детьми, а потом ребенка уже стало жалко тормошить: он поплакал минут 5-10 и задремал в машине.Словом, я верю, что все обошлось, потому что малыш и кушает, и играет, и вообще ведет себя как обычно. Тьфу-тьфу, даже шишки нет. А я смотрю на него, как он возится возле меня, перебирает кубики, крутит колесики машинки и тихонько взрыдываю от ужаса, что все могло закончиться совсем не так, выпусти я его из рук метром выше.
Напечатала этот абзац, и будто бы легче стало. На нервной почве дрожат руки, плечи, голос.

Я, кажется, надолго осталась хромой на обе ноги: лодыжка левая, колено правое. Почти как летом 2005-го, только там была левая стопа. Даже погода в этом году с тем летом под копирку.

@темы: сын, кошмар, быть мамой